«ВОПРЕКИСТ»

Сергей Васильев

«ВОПРЕКИСТ»

(газета «Столичные новости» №39, 19-25/10 – 2004р. м. Київ)

Сохранились среди нас еще неожиданные люди, способные поступать вопреки. Стоять прямо, когда все предпочли согнувшись. Говорить честно, когда большинство осмотрительно решили промолчать. Поступать по совести, когда под сомнение поставлено само ее существование. Люди типа Михаила Мельника. В 1989 году он создал собственный театр с более чем символическим названием «Крик». Собственно, название диагностировало его личное состояние. Человек неправдоподобной чистоты в наши весьма циничные времена чистоты и душевной опрятности, Мельник совершенно не демагогически прокламировал и на самом деле искренне считал, что, возопив со сцены о том, что ему кажется несправедливым в мире, он этот мир переобразует  и улучшит.

Мир переделывать? Окститесь! У каких романтиков вы эту ахинею прочитали? Тут-то, кстати, обнаруживается еще одно уникальное качество Мельника. Он действительно романтик. И, что совсем уж невероятно, – романтический актер. Порода эта с подмостков давно исчезла. Мельник в этом смысле живой раритет. Причем очень живой. Кроме отточенной ремесленной техники, он обладает тем, что, собственно, и создает харизму актерам – высокоградусным и целенаправленным темпераментом. Он обращается к публике без посредников. Его искусство – совершенно не фигурально – представляет собой театр прямого действия. Может быть, это и обеспечивает ему такое мощное воздействие.

«Крик» во всех афишах именуется как «театр одного актера». Михаил Мельник играет моноспектакли. Но ведь не просто играет. Он их сочиняет от первой реплики до последнего гвоздя на сцене. Он сам пишет инсценировки (в его репертуаре – «Парфюмер» Зюскинда, «Кроткая» Достоевского, «Лолита» Набокова, «Ворота в рай» Анджиевского, то есть сплошь превосходная проза), сам сочиняет и мастерит декорации, сам подбирает музыку. Конечно, и все производство и жизнеобеспечение «Крика» – на его плечах. Он тянет свою театральную кибитку без стонов, жалоб, претензий. Друзья шутили, что он каждый день, каждым спектаклем словно закрывает собой амбразуру. Его «Грех» по Михаилу Коцюбинскому – снова бросок на амбразуру. Совершенно безрассудный и неистовый. Нынешняя власть, безусловно, еще не получала от театра такие увесистые пощечины, которую отвешивает ей своим новым спектаклем отъявленный максималист и романтик Михаил Мельник. Впрочем, ему, заядлому вопрекисту, не привыкать кричать в кромешном молчании.