УХОДЯЩАЯ НАТУРА

Михаил Мельник, основатель Днепропетровского монотеатра «Крик», принадлежит к редкой и, надо сказать, постепенно исчезающей породе актеров, для которых каждый выход на сценическую площадку— как шаг к амбразуре. Он наделен удивительным даром справедливости и понимания природы зла. Театральная игра для артистов, подобных Мельнику— не забава и не наслаждение, а жертвенный акт, ежевечерний, без упования на победу, поединок с дьяволом.

Он приходит к зрителям не просто рассказывать поучительные истории и даже не для того, чтобы предупреждать их об опасности соблазнов, о новых открытых им личинах зла, но — проповедовать. Такой театр сегодня не в чести. И совершенно заскорузлый душой сноб вполне может попенять актеру за «старомодность» эстетики его спектаклей, декларативность звучащих в них сентенций, слишком легко расшифровываемые метафоры, наивность и прямолинейность сценических решений. Между тем, любые претензии к Мельнику-режиссеру (а кроме этого, он сам сочиняет сценарии и придумывает оформление к своим спектаклям, не говоря уж о том, что, преодолевая десять лет чиновничий произвол и каверзы нелюбезного к искусству времени, находит средства на содержание своего театра), так вот — все придирки и упреки к его постановкам выглядят абсолютно нелепо и, если хотите, кощунственно, когда видишь Мельника на сцене. Потому что он там никогда не врет. В поразительной чистоте и честности — главный «фокус» его влияния на публику. Все остальное — формальное, хотя и изощренное артистическое мастерство, экспрессивность, виртуозные голосовые и пластические модуляции — важная, но не решающая профессиональная оснастка. В эти дни Мельник показывает в Киеве, на малой сцене Молодого театра, свою новую работу, как обычно, трагическую притчу — «Ворота в рай» по Ежи Анджиевскому. И снова истово доказывает, что зло умеет ловко прикинуться едва ли не святостью. Это спектакль о крестовом походе детей — одной из самых позорных и страшных страниц в истории христианства, когда в угоду религиозному фанатизму было погублено не менее ста тысяч невинных душ. Детей обмануть еще легче, чем взрослых, показывает зрителям Мельник. Но есть ли в мире хоть одна идея, доктрина, идеология, во славу которой можно жертвовать человеком, тем более ребенком? Если согласиться с теорией, что подлинный актер является медиумом, транслятором подспудных тревог и болей своей эпохи, то притчи, которые страстно из года в год рассказывает честный днепропетровский артист, должны были бы уже обеспокоить общество: ведь в финале «Ворот в рай» глухие к проповеди «жертвы догмата» снова растаптывают праведника.

Сергей ВАСИЛЬЕВ. Киев.