Михаил Мельник: «Любовь – превыше зла и войны»

Четвертого сентября свой 26-й театральный сезон открывает уникальный, единственный в таком роде в нашей стране Днепропетровский театр одного актера «Крик».

Этот сезон для актера, режиссера, постановщика, художественного руководителя, сценариста, музыкального редактора «Крика», народного артиста Украины, лауреата наивысшей в стране премии в сфере искусства – премии имени Тараса Шевченко Михаила Васильевича МЕЛЬНИКА знаков вдвойне. Во-первых, 19 декабря этого года «Крик» отметит 25 лет своей жизни и истории. А, во-вторых, как признает Михаил Васильевич, еще ни один театральный сезон он не начинал с таким тяжелым сердцем.

- С тех пор, как произошел Евромайдан, сердце пошло вразнос, и никак не может успокоиться. Это – как занос автомобиля на обледеневшей трассе, когда машина летит в неизвестность, и тебе остается только молиться и надеяться на благополучный финал. Произошедшее в нашей стране перевернуло не только мою душу – всю Украину. В отличие от «оранжевой революции» 2004 года, это был настоящий, всенародный Майдан, произошедший от боли, печали, отчаяния.

- Отдельные скептики говорят: сейчас не до искусства, не до спорта, не до театра. Как вам сейчас думается, работается?

- Крайне сложно. Но я понимаю, насколько важно людям сейчас понять, что кроме войны есть любовь, взаимное уважение, доброта. Я не знаю, чем закончится война. Но я верю, что любовь – превыше зла и войны. И именно любовь принесет в Украину мир.

- Любовь, доброту, мудрость вы стремитесь донести до зрителя каждым спектаклем. Вы открываете новый театральный сезон спектаклем «Непознанные» по пьесе Стефана Цвейга «Письмо незнакомки», премьера которого состоялась в прошлом театральном сезоне. Само название этого спектакля созвучно и с состоянием нашего общества. Для мира мы вдруг оказались непознанными – мало кто ожидал, что украинцы, с одной стороны, готовы на подвиг и жертвы Евромайдана. А, с другой стороны, – что будут способны вести гражданскую войну. Многие воспринимали украинскую нацию как слишком уж спокойную, инертную, сонную…

- Ген гайдамаков всегда жил и живет в украинцах! И кто не знает этого, тот не читал Шевченко. Только не запетого, канонизированного Кобзаря, а настоящего, каждая строка которого кричит как открытая рана. Пока наша нация не пройдет очищение болью и кровью, наше самосознание не изменится. Все в жизни повторяется… Но наша страна – великая. Она с честью пройдет через это страшное испытание. Кто имеет украинский дух – это особенные люди, занимающие особое место на Земле. И согнать нас с этого места – невозможно. Сколько ни пытались это сделать – никому не удалось. Но украинский дух – не захватнический. Защищая свою землю, мы никогда не посягали на земли других народов. В отличие от наших соседей…

- «Непознанные» стали потрясением для всех зрителей, спектакль созвучен мироощущению многих, ищущих, но так и не сумевших найти свою единственную любовь. Оттолкнувшись от пьесы Стефана Цвейга «Письмо незнакомки», вы создали свой спектакль, свою удивительную историю Любви…

- Ощущениям большинства, я бы сказал… Такая любовь – мечта каждого мужчины. Но не каждый мужчина способен не только принять, но и нести такое чувство, осознавать, что тебя так божественно любят… Изложенная Стефаном Цвейгом история меня настолько поразила, что я не мог не изменить ее. Слишком уж она была пессимистична и безнадежна. И, мне кажется, на эту работу Цвейг смотрит с небес с улыбкой одобрения.

- Даже в вашем авторстве эта история остается драматичной. Вы же в жизни – счастливый человек, нашедший свою Любовь. Легко ли было, будучи счастливым в любви и семейной жизни, пройти по обнаженным нервам и чувствам цвейговской истории?

- Насколько счастлив не был бы человек в любви, он все равно думает об идеале. Особенно – творческий человек. Я – максималист, и для меня если любить – то отдавать этому чувству всего себя до последней клеточки. Высшая любовь, уверен, приходит не ко всем. И мой зрелый возраст позволяет с его высоты посмотреть на себя, жизнь, отношение к женщине. Одна из поклонниц театра «Крик» как-то сказала: «Чтобы стать святым, надо в жизни побывать грешником». Тот, кто не боролся с грехом, не прошел через него, не придет к святости. И в этих словах, ощущениях для меня тоже был импульс для этой работы, для размышлений о высшей Любви.

- В страшное для Украины время ваша семья – главная отрада и отдушина?

- Главная боль! Я отец двоих детей, которые не способны на насилие в этой жизни. И сердце ежечасно, ежеминутно терзается мукой: что их ждет, какое будущее?! Не могу допустить даже мысли о том, что детям придется куда-то уезжать, отрываться от родной земли… Я всегда радовался за поколение украинцев, которое не знало войны, проскочило мимо этого ужаса. Да, я тоже родился уже в мирное время. Но во мне кричат раны прошедшего Великую Отечественную отца. Дяди Михаила, который погиб на фронте. Часто я просыпаюсь в холодном поту после сна, в котором в меня, одетого в военную форму, кто-то стреляет – подло, в спину. Возможно, я десятки раз проживал последние мгновения жизни дяди. И не хочу, чтобы этот ужас испытали наши дети…

- С точки зрения творца, происходящее в этом году в Украине, вырвавшийся наружу ужас войны и его последствий, слом сознания украинцев, метаморфозы человеческой психики – богатый материал для осмысления и художественного воплощения. Фильмы, книги о том же Евромайдане уже пытаются делать, но они какие-то сусально-схематические… А вам этот материал интересен?

- Ох, это шаблон нашего мироощущения. Мы сначала делаем войны – потом фильмы и песни о них… Для творца нет ничего интересней, чем психика не совсем нормального человека, оказавшегося в экстремальной ситуации. Но эта ситуация, этот герой давно живет в моем репертуаре. Герой спектакля «Грех», прошедший через времена Кучмы, Ющенко, Януковича. Каждый такой спектакль для меня – экспромт, я до конца не знаю, что будет чувствовать, что станет говорить этот сошедший с ума персонаж. Если нормальным людям нет места на земле, то где место сумасшедшим, что делать им? Почему в 2004 году, когда я ставил «Грех», было предчувствие большой беды, почему шел такой посыл, мне сложно рационально объяснить. Но не раз мне доводилось слышать, что на сценах украинских театров по драматическому, предвидческому наполнению сильнее работы, чем «Грех» не было и нет.

- О чем вы мечтаете накануне нового сезона «Крика»?

- О том же, о чем и все украинцы – о мирном небе над головой и прекращении войны! Все сущее на Земле можно очень быстро взорвать, но потом очень долго восстанавливать. И нашей нации вечных тружеников-пчел еще десятки лет придется отрабатывать «развлечения» на тему войны. Но мы справимся с этим, потому что украинский народ – самый мудрый, сильный и трудолюбивый!

Текст: Беседу вел Владимир Городченко. Фото автора.